?

Log in

No account? Create an account

Остарбайтеры

Евгений Бабушкин «Остарбайтеры». Эпизод первый

https://snob.ru/entry/169416



Ostarbeiter — «восточные рабочие». Люди, угнанные нацистами в рабство. Полвека они молчали. В начале нулевых историки Международного Мемориала отправились записывать их истории. Из тысяч часов архивного аудио на радио «Глаголев FM» смонтировали многосерийный подкаст. В первом эпизоде — о довоенном быте, немцах, партизанах и начале жизни в оккупации

11 Декабрь 2018 14:48

Анна Кондрашова, Германия, 1945 год

Фото: Архив Международного Мемориала

День начала войны остарбайтеры вспоминают как что-то далекое. О войне сообщают по радио, если оно есть. В деревнях слышат гул самолетов над степью. Но война приходит потом. К 1942 году на германских заводах уже не хватает рук. Немцы начинают искать на востоке рабочую силу. Выбирают из тех, кто не смог бежать и не был мобилизован. Вот их рассказ.

Одна из попавших в облаву — Анна Гуляева. Она родилась в 1926 году под Смоленском, в деревне Карцево, была первым ребенком в многодетной деревенской семье. Если вы внимательно послушали эпизод, вы услышали ее голос: это девушка, которая описывает появление немцев.


1 / 2

Фото: Архив Международного Мемориала

Понаехали на мотоциклах! Куры бегут, кричат, гуси визжат, пищат. Боже мой! Страху столько было. И вот потом заходют. А мы как раз завтракали. Много нас собралось, 12 человек у хате было. И он, немец, пришел, как глянул, что мы так вот сидим за столом, и начал считать. А меня как черт дернул. Я говорю: «Двенадцать, — по-немецки сказала, — цвельф». Потому что уже ж мы училися, я немецкий уже в пятом классе изучала. Так он говорит: «Гут, мэдхен, гут».

Солдаты остались на постой, но Анну не трогали. Летом она работала в поле, зимой расчищала железную дорогу. 28 февраля 1942 года ее угнали в Германию.

1 / 2

Аня (стоит крайняя справа), Германия

Фото: Архив Международного Мемориала

Везли нас девять дней. В товарных вагонах. Там нары, солома. Ни туалета, ничего. Вот такая дырка в полу. И все, и как хочешь. Только хорошо, что одни девчата ехали. Так уже там, по очереди. Вы меня простите, что я откровенно так говорю.

Вместе с другими девушками Анна прошла дезинфекцию и попала на биржу труда в городе Шверин.

Анна Кондрашова (справа), Минск

Фото: Архив Международного Мемориала

Мы жили в бараке. 24 человека нас было в одной комнате. Сушили картошку. Это называлось трокен-фабрик. И нас водили на эту фабрику. Пришел вагон — картошку надо разгружать, значит. У нас такой там был, который нами заведовал. Как бы он старший такой. Его фамилия была Буйлер. Здоровый такой, пузатый мужик. Так он только: «Ну, скоро тут! Шнель, шнель, шнель!» Вагон картошки — 40 тонн. А за три часа надо выгрузить этот вагон. Плачешь и работаешь.

1 мая 1945 года Шверин освободили американцы. Девушки самостоятельно пошли к границе с СССР и встретили красноармейцев.

1 / 3

Анна Кондрашова (слева), Минск, 1950 год

Фото: Архив Международного Мемориала

Смотрим, солдат полно стоит. А эти ж уже хлопцы, которые награбили. У их и костюмы, у их и все есть, и даже патефоны, пластинки. «Ну, — говорят, — девчата, будет вам Варфоломеевская ночь». А мы говорим: «А что это такое Варфоломеевская ночь?» — «Ну, — говорят, — узнаете». Ладно. А есть-то хочется...

Анна (стоит крайняя справа)

Фото: Архив Международного Мемориала

Но с Анной и другими девушками ничего плохого не случилось. Красноармейцы оставили их работать по хозяйству при воинской части в деревне Клокзин. Анна вернулась домой лишь год спустя. Ей, бывшей пленной, было трудно найти работу. Она уехала в Минск, устроилась стрелочницей на железной дороге. Вышла замуж. Родила троих детей. У нее есть много историй о жизни в оккупации, которые не вошли в первый эпизод подкаста. Вот одна из них.

Внутреннее ухо современных людей обнаруживает тонкие различия в форме между популяциями, отслеживая миграцию людей из Африки (цвета символизируют расстояние рассеивания от Африки)
http://ab-news.ru/2018/04/03/chelovecheskij-kostnyj-labirint-kak-indikator-migracii-iz-afriki/

Международная команда исследователей обнаружила, что можно использовать человеческий костный лабиринт уха в качестве индикатора распространения из Африки. В своей работе, опубликованной в «Трудах Национальной академии наук», группа ученых описывает изучение сотен древних костей со всего мира и различий, которые они обнаружили среди них.
Поскольку археологи продолжают изучать и восстанавливать человеческую историю, они ищут новые способы интерпретации доказательств, которые могут уже быть в руках, таких как древние человеческие кости или окаменелости.
Изучая, как скелет человека изменился с того времени, когда наши предки находились в Африке и до сегодняшнего дня, исследователи создали своего рода карту миграции людей по всему миру. В своей новой работе исследователи сосредоточились на костном лабиринте, или как его называет — внутреннем ухе.
Исследователи начали со знанием того, что со временем структура кости имеет тенденцию к изменению — и костный лабиринт оказался особенно выносливым, оставаясь в основном неповрежденным в скелетах, когда руки, ноги и другие кости были сломаны, раздавлены или вообще полностью потеряны.
Далее они отметили, что самые ранние люди, которые мигрировали из Африки, имели бы самый длинный промежуток времени, чтобы развиваться по мере того, как они переезжали в другие места. И те, кто мигрировал дальше всего, вероятно, были среди тех, кто мигрировал раньше всех. Это, по мнению ученых, предполагает, что в костном лабиринте можно использовать эволюционные изменения в качестве средства для определения миграции людей.
Чтобы проверить свою теорию, исследователи собрали и проанализировали 221 череп, который включал 22 уникальных популяции из разных периодов времени. Они рассмотрели различия в костных лабиринтах, и как только они были идентифицированы, исследователи сравнили различия, которые они обнаружили, с данными других исследований, пытающихся создать карты миграции.
Команда ученых сообщает, что их первоначальная идея соответствовала их исследовательским данным — те люди с наибольшим количеством изменений в своих внутренних костях уха были среди группы, которая покинула Африку раньше всех и отправилась дальше, продемонстрировав, что костный лабиринт действительно может быть использован как новый инструмент, помогающий решить загадку истории человечества.

Больше информации: Marcia S. Ponce de León et al. Human bony labyrinth is an indicator of population history and dispersal from Africa, Proceedings of the National Academy of Sciences (2018). DOI: 10.1073/pnas.1717873115

В декабре 2018 года откроет свои двери Музей русского зарубежья в новом здании комплекса Дома русского зарубежья в Москве. Экспозиция Музея, созданная по географическому и тематическому принципам, представит самые яркие достижения наших соотечественников в разных областях науки и культуры.
http://www.domrz.ru/about/activities/
Комментарий Ведомостям для проекта + 1  . Картинка, конечно, не соответствует действительности, но у журналистов любовь к преувеличениям и дополнениям от себя:)

http://plus-one.vedomosti.ru/blog/yurij-dolgorukij-kak-pervyj-migrant

Юрий Долгорукий как первый мигрант

Дмитрий Полетаев, ведущий научный сотрудник Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, директор Центра миграционных исследований, объясняет, почему Москва всегда будет оставаться городом приезжих

Вся история Москвы — это история взаимоотношений между приезжими и местными. В Москве в центре города стоит памятник Юрию Долгорукому. Фактически это был мигрант, который приехал на московские земли и убил местного боярина Кучку.

Существует несколько категорий москвичей, которые по-разному относятся к мигрантам. Толерантнее всего — коренные жители города. Они пережили в Москве не одну волну мигрантов и привыкли к ним. Москвичи в четвертом, пятом и даже в третьем поколении не чувствуют высокой конкуренции со стороны приезжих. У них сильные социальные связи, свое жилье. Конкуренцию чувствуют те, кто проживает в столице в первом поколении. Вот эти люди испытывают беспокойство по отношению к мигрантам. Они волнуются, сможет ли государство всех обеспечить работой. И это беспокойство усиливается во время экономической нестабильности.

Получается, что москвичи, которые живут в городе 5-10 лет, — сами в недалёком прошлом приезжие — могут претендовать на те же рабочие места, что и только что приехавшие. Мигранты — это для города свежая кровь, которая со временем становится плотью. Они «оседают» и становятся москвичами.

В столице активный рост демонстрирует так называемая сфера заботы: нянечки, домработницы, специалисты по уходу за пожилыми людьми. Объясняется это тем, что жители Москвы, самого богатого города России, могут нанимать себе помощников. В основном на такую работу нанимаются мигранты.

Но конкуренция велика не только в сфере заботы. Наши исследования показывают, что она, к примеру, во время кризиса усиливается в строительстве, и ее не все внешние мигранты могут выдержать. На заработки в Москву и Московскую область приезжают внутренние мигранты — граждане нашей страны из других регионов. Это обостряет конкуренцию.

Москва — город, который нуждается как во внешних, так и во внутренних мигрантах. Если в каком-то месте можно заработать деньги — значит, туда будут приезжать. Москва — притягательный и самый богатый город России. Чем легче легализация мигрантов, тем лучше для государства. Оно будет получать налоги, и должно видеть, какие категории граждан проживают в Москве, кого больше — женщин или мужчин, из каких регионов или стран приехали люди.

Регистрация как реинкарнация системы прописки безнадежно устарела. Она очень тормозит развитие города, создаёт почву для развития теневой экономики: мигранты легализуют свое проживание неформальными методами. И, конечно, это разделяет их с москвичами, отдаляет от нормальной интеграции в Москве.

Подготовила Марья Совина


Чикагский пожар 1871 года, бушевавший три дня и почти полностью уничтоживший город, стал главным медиасобытием конца XIX века — по крайней мере, в США. Газеты, сразу же прозвав пожар великим, безостановочно писали о нем на протяжении нескольких месяцев, а о его последствиях — и вовсе до следующего великого пожара в Сан-Франциско в 1906 году. Причины пожара первыми раскрыли тоже газеты, вернее — Chicago Evening Journal, еще за сутки до того, как пожар был потушен, объявившая виновницами катастрофы ирландскую эмигрантку Кэтрин О’Лири и ее корову: «Пожар начался около девяти часов вечера в воскресенье в конюшне, где корова разбила керосиновую лампу, пока хозяйка доила ее».

Американская пресса конца XIX века не стеснялась собственной желтизны: новости постоянно приукрашивали, а иногда и вовсе выдумывали, лишь бы приманить читателей. Это происшествие не стало исключением, даже напротив: учитывая, что в пожаре были уничтожены редакционные помещения всех чикагских газет, местным журналистам, в экстренном порядке выписывавшим печатные станки из соседних городов, было особенно важно оказаться увлекательнее конкурентов. Поэтому, подхватив у Chicago Evening Journal историю про О’Лири, сначала чикагская, а затем и американская пресса быстро разукрасила ее подробностями: корова становилась то бешеной, то замученной, появился муж О’Лири с «тупым выражением лица», а сама 40-летняя продавщица молока Кэтрин О’Лири из свидетельницы несчастного случая превратилась в поджигательницу и старуху с преступным умыслом: «Старая грымза с грязными руками, поклялась отомстить городу, лишившему ее пенсии».

Эмигрантка и католичка, О’Лири была идеальной жертвой, и ее образ менялся в газетах от нелепого до ужасного — в зависимости от того, с какой степенью нетерпимости в редакции относились к эмигрантам и католикам. Полиция и пожарная служба, поддавшись газетному ажиотажу, долго допрашивали О’Лири, ее родственников и соседей и, к вящему неудовольствию чикагцев, так и не смогли определить точную причину пожара: О’Лири утверждала, что во время начала пожара спала, никаких доказательств обратного найдено не было. Городская общественность, впрочем, в вине О’Лири и ее коровы не сомневалась: семью О’Лири выжили из их дома — по иронии, одного из немногих уцелевших — на самую окраину города.

Хотя история о корове-поджигательнице не была единственной газетной сенсацией, порожденной пожаром (также на страницах газет появились истории о погибших младенцах, исчезнувших заключенных, французских коммунистах и чуть ли не инопланетянах), только миф о Кэтрин О’Лири навсегда закрепился в американском фольклоре. То кровожадная, то неловкая эмигрантка и ее несчастная корова раз за разом выжигали Чикаго дотла и в голливудских драмах, и в песнях калифорнийских рокеров, и в картинах Нормана Роквелла, пока в 1997 году Городской совет Чикаго не поставил в этом деле точку, вынеся официальную резолюцию: ни женщина, ни корова в пожаре не виноваты.

6 номинаций на «Оскар» получил фильм «В старом Чикаго» (1938) про семью О’Лири. Актрисе, сыгравшей миссис О’Лири, досталась премия за лучшую роль второго плана. В фильме пожар начинался из-за коровы, опрокидывавшей керосиновую лампу во время отела.

https://www.kommersant.ru/doc/3739770?from=vybor

http://docs.historyrussia.org/ru/nodes/11934#mode/inspect/page/2/zoom/4 



29 июня. Постановление СТО об организации подотдела
промышленной иммиграции при ВСНХ.

Копия; пометки: Пр. 226, п. 14 || Секретарская;
гербовая печать: Российская Социалист. Федерат. Сов.
Республ. Совет Труда и Обороны. РГАСПИ, ф. 19,
оп. 3, ед.хр. 226, ч. 1, л. 151.

Печатается впервые.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТА ТРУДА И ОБОРОНЫ
ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ПОДОТДЕЛА ПРОМЫШЛЕННОЙ
ИММИГРАЦИИ ПРИ ВЫСШЕМ СОВЕТЕ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА

Согласно постановлению Совета Труда и Обороны от
22 июня с.г. об американской промышленной иммиграции^
Совет Труда и Обороны постановил:

1. При Центральном промышленном отделе Высшего совета
народного хозяйства организуется подотдел промышленной им-миграции,
в задачи которого входит развитие отдельных про-
мышленных предприятий или групп таковых путем сдачи их
иностранным и в частности американским рабочим и индустри-
ально развитым крестьянам на договорных условиях, обеспечи-
вающих им определенную степень хозяйственной автономии,
проводимых в установленном порядке.

2. Подотдел промышленной иммиграции при Высшем совете
народного хозяйства занимается собиранием и разработкой всех
необходимых сведений о заводах, фабриках и других предпри-
ятиях, которые в целях поднятия производительности можно
сдавать организованным группам рабочих из Америки и других
стран, выясняет какого рода производственные группы этих
иностранных рабочих могут быть использованы в этих предпри-
ятиях и устанавливает какого рода материалы, орудия произ-
водства, продовольствие и на какие сроки эти рабочие должны
везти за свой счет в Россию для намеченных предприятий.

3. Ввиду особо важного значения промышленной иммигра-
ции из Америки, подотдел промышленной иммиграции при
Высшем совете народного хозяйства входит в сношения с аме-
риканскими обществами технической помощи Советской России
и приступает немедленно к организации вышеуказанных произ-
водственных групп рабочих в Америке с целью переселения их
в Россию, давая им все необходимые указания как относитель-
но характера предприятия, на которое они приглашаются, так и
относительно вышеуказанных материалов, орудий производства
и продовольствия.

4. Подотдел промышленной иммиграции при Высшем со-
вете народного хозяйства входит от имени Высшего совета
народного хозяйства в установленном порядке в договорные
отношения с этими организованными группами рабочих по
сдаче им на арендных условиях фабрик, заводов и других
предприятий, обеспечивая им определенную степень хозяйст-
венной автономии.

5. Во всех вопросах, касающихся нормирования труда, и
во всех чисто иммиграционных вопросах подотдел промыш-
ленной иммиграции при Высшем совете народного хозяйства
обязан согласовать свою деятельность с Всероссийским цент-
ральным советом профессиональных союзов и Народным ко-
миссариатом труда, которые для этого имеют своих постоянных
предстаителей в подотделе промышленной иммиграции при
Высшем совете народного хозяйства.

Зам. председателя Совета Труда и Обороны

Рыков.

Секретарь Совета Труда и Обороны

Л.Фотиева.

Москва, Кремль.

29 июня 1921 г.

В постановлении СТО от 22 июня об американской промышленной имми-
грации (см. № 103) ВСНХ, по соглашению с ВЦСПС и Наркомтрудом,
было поручено выработать организационные формы и детальные условия регу-
лирования промышленной иммиграции; возглавить выполнение задания было
поручено Л. К. Мартенсу, и его доклад должен был быть заслушан в СТО
через неделю. 29 июня за подписью Мартенса в СТО был направлен проект
публикуемого постановления, который в тот же день был утвержден СТО с
поправками; одновременно подотделу было поручено «выработать детальные
условия иммиграции, указанные в постановлении СТО от 22 июня 1921 г., и
представить через две недели на окончательное утверждение СТО»
(РГАСПИ, ф. 19, оп. 3, ед.хр. 226, ч. 1, л. 4).

Жертвам депортации народов предложили записать воспоминания для музея


6 июля 2017 в 14:16

Музей истории ГУЛАГа предложил пострадавшим от сталинских репрессий людям или их родственникам записать воспоминания на видео.


https://nazaccent.ru/content/24633-zhertvam-deportacii-narodov-predlozhili-zapisat-vospominaniya.html?utm_source=Дайджест+от+НацАкцента&utm_campaign=b48412a03d-EMAIL_CAMPAIGN_2017_01_27&utm_medium=email&utm_term=0_190da59abc-b48412a03d-26572653


В проекте под названием "Мой ГУЛАГ" участвуют представители депортированных народов, пережившие раскулачивание крестьяне, узники лагерей, дети расстрелянных и даже служащие НКВД. Сотрудники музея уже записали более 100 интервью, большинство героев которых – москвичи. Для создания обширной базы воспоминаний по всем регионам России и зарубежья организация предложила всем желающим самостоятельно записать интервью.

Для этого в музее подготовили и опубликовали специальную методичку с советами и подсказками по записи интервью. Отдельный раздел в ней посвящен людям, пережившим депортацию.

"Отличительная черта этой группы в том, что память о депортации не вытесняется, а хранится и передается внутри сообщества. Каждый герой, как правило, рассказывает о трагедии собственной семьи – высылке, этапе, выживании в ссылке, возвращении, поэтому важно после записи личных воспоминаний подробнее остановиться на общих вопросах, на оценке роли депортации для всего репрессированного народа", – говорится в методичке.

В тексте предлагается ряд вопросов, которые можно задать пережившему депортацию человеку. "Отправлялись ли в ссылку супруги других национальностей, поддерживая своих супругов?", "Если жена с детьми из смешанного брака желала остаться, при каком условии в ссылку не отправлялись дети (требовалось ли отказываться от национальности)?", "Как вернувшиеся представители депортированного народа относились к тем, кто поселился в их домах?" и другие.

Как сообщают в музее, главная цель проекта – "актуализация памяти о явлении, долгое время активно вытесняемом из ментального пространства наших соотечественников и оставшемся не осознанным и не пережитым опытом". Авторы проекта считают, что память о ГУЛАГе поможет сделать важный шаг к принятию ответственности за свое прошлое и настоящее.

"Свидетели трагических событий российской истории уходят в силу преклонного возраста, и большинство из них не оставляют свидетельств, поэтому фиксация их воспоминаний на видео – крайне важная и актуальная задача", – подчеркнули в музее.

Проведенный ранее опрос показал, что более 40% россиян сочли сталинские репрессии необходимыми для сохранения порядка.

Массовые репрессии проводились в конце 1920-х – начале 1950-х годов, их жертвы исчисляются несколькими миллионами. В 30-50-е годы в Среднюю Азию и Сибирь по этническому принципу было депортировано 10 народов и множество других этнических, этноконфессиональных и социальных категорий советских граждан. Большинство народов были реабилитированы в 1957 году и получили возможность вернуться домой.


Перемещение перемещенных

Цитаты
https://www.kommersant.ru/doc/3279872

https://www.kommersant.ru/doc/3279872

Вплоть до конца 1980-х годов документация по этому вопросу в нашей стране была строго засекречена. Исследователи собирали сведения об этой странице отечественной истории по крохам, их цифры разнятся, лакуны остаются до сих пор

В настоящее время исследователи получили доступ к ранее закрытым источникам, среди них особое место занимает документация образованного в октябре 1944 года Управления уполномоченного Совета народных комиссаров (Совета министров) СССР по делам репатриации (это ведомство возглавлял генерал-полковник Ф.И. Голиков, бывший руководитель военной разведки). <...> Ведомство, возглавляемое Ф.И. Голиковым, установило, что к концу войны осталось в живых около 5 млн советских граждан, оказавшихся за пределами Родины, из них свыше 3 млн находились в зоне действия союзников (Западная Германия, Франция, Италия и другие) и менее 2 млн — в зоне действия Красной армии за границей (Восточная Германия, Польша, Чехословакия и другие страны). Большинство из них составляли "восточные рабочие", то есть советское гражданское население, угнанное на принудительные работы в Германию и другие страны. Уцелело также примерно 1,7 млн военнопленных, включая поступивших на военную или полицейскую службу к противнику. Сюда же входили сотни тысяч отступивших с немцами с территории СССР их пособников и всякого рода беженцев (часто с семьями). Всю эту массу людей принято называть "перемещенными лицами". Ведомство Голикова пыталось установить общее количество советских граждан, оказавшихся за пределами СССР в годы войны (включая умерших и погибших на чужбине). В марте 1946 года оно оценивало их численность в 6,8 млн человек, в число которых входили и гражданские лица, и военнопленные. <...> Вопреки распространенному убеждению, в политике руководства СССР не существовало отождествления понятий "пленные" и "предатели". К предателям относили тех, кто именно таковыми и являлись (полицаи, каратели, зондеркомандовцы и так далее), а на основную массу советских перемещенных лиц (включая военнопленных) такой ярлык не вешался. Приписываемое И.В. Сталину выражение: "У нас нет пленных, у нас есть предатели" — является басней, сочиненной в 1956 году в писательско-публицистической среде на волне критики культа личности Сталина. <...> В статье 193 тогдашнего Уголовного кодекса РСФСР в перечне воинских преступлений было зафиксировано: "Сдача в плен, не вызывавшаяся боевой обстановкой".

<...> Несостоятельна легенда о том, что почти все репатрианты якобы были репрессированы. Подавляющее их большинство избежало каких-либо репрессий. Даже многие прямые пособники фашистов были удивлены тем, что в СССР с ними обошлись далеко не так жестоко, как они ожидали. Приведем характерный пример. Летом 1944 года при наступлении англо-американских войск во Франции к ним попадало в плен большое количество немецких солдат и офицеров, которых обычно направляли в лагеря на территории Англии. Вскоре выяснилось, что часть этих пленных не понимает по-немецки и что это, оказывается, бывшие советские военнослужащие, попавшие в немецкий плен и поступившие затем на службу в немецкую армию <...>. 31 октября 1944 года 9907 репатриантов на двух английских кораблях были направлены в Мурманск, куда они прибыли 6 ноября. Среди них высказывались предположения, что их расстреляют сразу же на мурманской пристани <...>. Больше года эти люди проходили проверку в спецлагере НКВД, а затем были направлены на 6-летнее спецпоселение. В 1952 году большинство из них было освобождено, причем в их анкетах не значилось никакой судимости, а время работы на спецпоселении было зачтено в трудовой стаж.

<...> Мы считаем своим долгом развеять имевший хождение в западной литературе миф о неких "расстрельных списках", "расстрелах" части репатриантов якобы сразу же по прибытии в советские сборные пункты и лагеря. Особенно преуспел в этом мифотворчестве Н. Толстой в своей книге "Жертвы Ялты", вышедшей в 1977 году на английском языке (переиздана в 1988 году в Париже на русском языке). Сочиненные им басни о "расстрельных списках" и "расстрелах" подчас имели такую видимость правдоподобия, что даже видные профессиональные историки М. Геллер и А. Некрич попались на эту удочку и, ссылаясь на Н. Толстого, вполне серьезно написали: "Часть бывших советских пленных, доставленных на английских судах в Мурманск и Одессу, расстреливались войсками НКВД тут же в доках". Разумеется, это утверждение бездоказательное и, более того, не соответствующее истине <...>

В соглашениях СССР с США, Великобританией и Францией был зафиксирован принцип взаимной обязательной репатриации. В 1945-1946 годах СССР передал 24 544 англичанина и 22 481 американца и в 1945-1951 годах — 313 368 французов (включая пленных эльзасцев и лотарингцев). <...> В западной литературе бытует не подтвержденное бесспорными фактами утверждение, что будто бы Франция выдала СССР прибалтов в обмен на находившихся в советском плену эльзасцев и лотарингцев. По нашим данным, СССР в 1945 году действительно передал Франции часть пленных эльзасцев и лотарингцев, но в обмен не на прибалтов, а на власовцев, которых французы поначалу не хотели выдавать, собираясь судить их по своим законам как военных преступников, участвовавших в подавлении французского Сопротивления <...>. Для самих власовцев это являлось подлинным спасением, так как у французского правосудия был настрой пустить их под нож гильотины, а в СССР они в массе своей после соответствующей проверки в ПФЛ или ИТЛ были направлены на спецпоселение сроком на 6 лет.

<...> По статистике ведомства Ф.И. Голикова, к 1 марта 1946 года было репатриировано 5 352 963 советских гражданина (3 527 189 гражданских и 1 825 774 военнопленных). Однако из этого числа следует вычесть 1 153 475 человек (867 176 гражданских и 286 299 военнопленных), которые фактически не являлись репатриантами, так как не были за границей <...>. Массовая репатриация фактически завершилась в первой половине 1946 года. В 1965 году в открытой советской печати были обнародованы официальные данные о количестве репатриированных советских граждан — 5 457 856 человек. Это была суммарная численность репатриантов и внутренних перемещенных лиц по состоянию на 1 января 1952 года.

<...> В деле защиты прав репатриантов весьма заметна была роль прокурорского надзора. Был спущен на места ряд директив Генпрокуратуры СССР, важнейшими из которых являлись следующие: "О возврате домов, принадлежавших репатриантам, возвратившимся на Родину, которые за их отсутствие были переданы в жилфонд городов и поселков" от 21 декабря 1945 года и "Об охране прав репатриируемых советских граждан" от 24 мая 1948 года. <...> Однако по возвращении домой репатрианты часто сталкивались с ущемлением своих прав. Причем местные органы власти нередко действовали вопреки указаниям из Москвы. От репатриантов пошел поток писем в различные инстанции с соответствующими жалобами. 4 августа 1945 года ЦК ВКП(б) принял постановление "Об организации политико-просветительной работы с репатриированными советскими гражданами". Это смягчило на местах атмосферу недоверия к репатриантам, но отнюдь ее не устранило. <...> В 1946-1952 годах из года в год заметно росло подозрительное отношение к репатриантам со стороны политического руководства СССР. Это являлось следствием ведшейся тогда пропаганды по искоренению "низкопоклонства перед Западом" и начавшейся холодной войной, а с 1948 года еще и усугубилось развернутой кампанией по борьбе с космополитизмом и иностранщиной. В обществе искусственно нагнетались настроения "шпиономании". Особое недоверие вызывали репатрианты, поступившие из зон действия англо-американских войск. Отдельные группы репатриантов, к которым руководство СССР испытывало особо сильное недоверие, были репрессированы (чаще всего в форме выселения с отправкой на спецпоселение).

Источник: Земсков В.Н. Возвращение советских перемещенных лиц в СССР. 1944-1952 гг. // Труды Института российской истории. Вып. 11 / Российская академия наук, Институт российской истории; отв. ред. Ю.А. Петров, ред.-коорд. Е.Н. Рудая. М., 2013. С. 244-284.


Осттруппен на западных рубежах

Детали


Откуда взялось столько советских военнопленных на западе Европы
https://www.kommersant.ru/doc/3279874

Во второй половине войны германским войскам стало остро не хватать живой силы. Тогда командование начало активно формировать вспомогательные и потом боевые подразделения из военнопленных и граждан оккупированных территорий. Восточные войска, Osttruppen, формировались в основном из советских и польских военнопленных. Во второй половине войны германское командование убедилось в неэффективности этих формирований на Восточном фронте и стало массированно перебрасывать их в Западную Европу для увеличения хотя бы номинальной численности войск на участках вдоль атлантического побережья, где ожидалась высадка западных союзников и открытие долгожданного Второго фронта.

В 7-й армии вермахта в Нормандии осттруппен составляли до 20 процентов личного состава. Например, в 716-й пехотной дивизии, занимавшей 40-километровую линию обороны на Атлантическом валу, включая и плацдарм "Омаха", было три остбатальона. Прибытие осттруппен во Францию поражало местных, так они были не похожи на солдат регулярной германской армии, у которых была строгая инструкция вести себя корректно. Вспоминают, как в городок Монтебур вступал парадным маршем грузинский батальон осттруппен с командиром впереди на лошади "стальной" масти, под боевую песню, непохожую ни на что немецкое. На том участке дальнего западного фланга битвы близ плацдарма "Юта" грузины сильно потрепали американцев, наступавших на важный порт Шербур (который потом прославился в "Шербурских зонтиках").

Осттруппен заработали неприятную славу грабежами, мародерством, пьянством и изнасилованиями. Германское командование смотрело на это сквозь пальцы. Командующий фон Рундштедт замечал: пусть боятся, представляют, каково было бы советское вторжение. Кроме психологического воздействия немцы еще быстро обнаружили выгоды нового соседства — наладили "кооперацию" с осттруппенами, разными способами добывавшими для них провиант и спиртное у местного населения.

Нацистская пропаганда готовила восточные войска к упорной драке с мягкотелыми солдатами прогнивших плутократических режимов Америки и Англии. Однако после высадки союзников осттруппен за редкими исключениями быстро сдавались в плен. По воспоминаниям командиров союзников, оборону часто удавалось прорывать именно на участках, где были восточные войска. Кстати, как вспоминают американские ветераны, среди сдавшихся осттруппен было так много советских людей из республик Средней Азии, что их принимали поначалу за японцев. Решили, что их прислали каким-то образом на подмогу германской армии.

Другие осттруппен дезертировали. Некоторые поляки пробирались к союзникам, чтобы вступить в польскую дивизию в составе канадской армии. Многие вступали в ряды французского Сопротивления. О трогательных встречах с бежавшими советскими военнопленными — бойцами Сопротивления вспоминает в своих мемуарах корреспондент ТАСС, прикомандированный тогда к войскам союзников в Нормандии.

Впрочем, были и боевые части из перешедших на сторону гитлеровцев русских, сражавшиеся до последнего. Военнослужащий американской 6-й специальной инженерной бригады вспоминает, как разоружал казачий эскадрон: "Там были донские, терские казаки, все в традиционной казачьей форме, только с германским орлом и свастикой". Они были в папахах и с длинными русскими шашками, на которых по-прежнему оставался советский серп и молот. Американцы забрали в качестве трофеев и шашки, и даже седла. Правда, шашки впоследствии командование конфисковало.

Известно, что у командира 12-й танковой дивизии СС гитлерюгенд Курта Мейера был верный ординарец — русский казак. До Нормандии Мейер три года воевал в передовых частях германской армии на Восточном фронте и дошел до Кавказа. Возможно, там и нашел своего казачка. Командир дивизии гитлерюгенд впоследствии оказался в лагере в Англии и потом был приговорен к смерти за военные преступления, но приговор заменили пожизненным заключением.

Как сложилась судьба его казачка, не известно.

Александр Аничкин


«Подавляющее большинство хотело вернуться домой»

Историк Олег Будницкий — о масштабах проблемы репатриации военнопленных
 https://www.kommersant.ru/doc/3274261?utm_campaign=relap&utm_medium=all&utm_source=kommersant


https://www.kommersant.ru/doc/3274261?utm_campaign=relap&utm_medium=all&utm_source=kommersant

О масштабах проблемы репатриации военнопленных и перемещенных лиц "Огонек" расспрашивал директора Международного центра истории и социологии Второй мировой войны и ее последствий Олега Будницкого

— Олег Витальевич, возвращение советских граждан из Европы было насильственным?

— Подавляющее большинство из них, бесспорно, хотело вернуться домой. Впрочем, выбора советским гражданам не предоставляли: по условиям соглашения, достигнутого с союзниками на Ялтинской конференции, репатриация была обязательной. Насильственно возвращали прежде всего тех, кто сотрудничал с нацистами и боялся возмездия. Ведь только в вермахте и вспомогательной полиции в годы войны служили 1-1,2 млн советских граждан. Некоторые пошли служить нацистам, поскольку были идейными противниками советской власти, часть — в силу обстоятельств, например предпочли службу нацистам голодной смерти в концлагере.

— По возвращении они попали под репрессии?

— Те, кто служил нацистам, да. Но такая же участь ждала граждан любой страны, сотрудничавших с Третьим рейхом. СССР отнюдь не был исключением: коллаборационистов жестоко наказывали везде, например во Франции, где казнили не только за участие в вооруженных формированиях, но и за публикации в газетах. В СССР прошел целый ряд судебных процессов над коллаборационистами, как открытых, так и по большей части закрытых. Всего за десятилетие, с 1943 по 1953 год, было осуждено свыше 350 тысяч человек, сотрудничавших с врагом. Подобные процессы прошли и в ряде европейских стран. Советский Союз выделялся на общем фоне уже тем, что такие процессы имели тут массовый характер. Еще бы: огромные территории были заняты врагом, под оккупацией оказались около 70 млн человек. Так что и число тех, кто соглашался служить нацистам, было выше, чем в большинстве европейских стран.

— Чем мотивировалось руководство СССР, уделяя столь пристальное внимание вопросу возвращения всех на "одну шестую" часть суши?

— Речь шла о миллионах людей... Из одних только нацистских лагерей было освобождено свыше 1,5 млн военнопленных. Миллионы были угнаны на работу в Германию. Коллаборационистов на этом фоне в процентном отношении было в десятки раз меньше — большинство советских граждан оказались на Западе не по своей воле и хотели вернуться домой. Советское руководство, в свою очередь, хотело не только показательно покарать изменников, но прежде всего восстановить разрушенное войной хозяйство. Сделать это без притока рабочей силы было невозможно, слишком велики были людские потери (налицо был настоящий демографический кризис). На 1 марта 1946 года по Ялтинским соглашениям было возвращено 5 352 963 советских граждан, из которых 3 527 189 были гражданскими лицами и 1 825 724 — бывшими военнопленными. Это все репатриированные, оказавшиеся как в зоне действия Красной армии, так и на территориях, контролировавшихся союзниками. Из зон действия союзников поступили к 1 марта 1946 года 4 199 488 репатриантов (2 660 013 гражданских и 1 539 475 военнопленных). Эти цифры приведены в исследованиях, увы, покойного ныне историка Виктора Николаевича Земскова, который подробно исследовал эту тему по архивным материалам (см. "Цитаты"). Союзники, возвращая советских граждан на родину, не считали советскими гражданами жителей Прибалтики, Западной Украины и Белоруссии, Бессарабии и Северной Буковины — территорий, отнюдь не добровольно включенных в состав СССР в 1939-1940-х годах. Их насильственно не возвращали. По разным оценкам, за рубежом осталось примерно 500-700 тысяч человек, из которых свыше 31 тысячи были этническими русскими. Это не значит, что все невозвращенцы сотрудничали с нацистами, многие из них просто не хотели жить в СССР.

Насильственно возвращали прежде всего тех, кто сотрудничал с нацистами и боялся возмездия. Ведь только в вермахте и вспомогательной полиции в годы войны служили 1-1,2 млн советских граждан



Фото: Zerkalo / PhotoXPress.ru


— В чем была проблема с возвращением для тех, кто хотел вернуться?

— Разве что технические сложности — транспорт, питание... Другое дело — проблема выдачи коллаборационистов. Самая известная история — выдача казаков-эмигрантов, служивших нацистам, их выдача оказалась за пределами соглашения между Сталиным и союзниками, потому что казаки не были советскими гражданами. Лично моя позиция здесь совсем не формально-юридическая: ведь эмигранты, возлагавшие надежды на Гитлера, всегда заявляли, что они-то и есть настоящие русские, и намеревались навести в отечестве порядок, а когда дело дошло до расплаты за свои деяния, выяснилось, что они не русские, а "югославские" — по паспорту. Но в 1945-м смотрели не в паспорт, а на форму — надел нацистскую форму, значит, за это и отвечай. И казаков вернули в СССР насильно. Кстати, то, что их всех в СССР ожидали петля или расстрел — миф. В Югославии, кстати, чьими гражданами являлась значительная часть казаков-эмигрантов, они вряд ли дожили бы до суда: ведь они вместе с вермахтом воевали против югославских партизан. И то, что их отправили в СССР, а не в Югославию, возможно, спасло жизни многим из них: лидеров (П.Н. Краснова, А.Г. Шкуро) осудили и повесили, что, возможно, было чрезмерной жестокостью, но остальных отправили в спецпоселения на 6 лет и к 1955 году, когда прошла широкая амнистия, почти все они были свободны.

— А те, кто вернулся сам?

— Почти 58 процентов были сразу отправлены по домам — около 2,5 млн человек. Часть из вернувшихся, кто по возрасту принадлежал призыву, соответственно были призваны в армию — более 800 тысяч человек. Некоторые призваны еще в ходе войны, сразу после освобождения из немецких лагерей, так что они даже успели повоевать. Часть из подлежащих призыву, поскольку армия уже не нуждалась в таком количестве солдат, отправили в рабочие батальоны Народного комиссариата обороны. По сути это был принудительный труд — они восстанавливали шахты Донбасса и т.д.,— это около 600 тысяч человек. Часть была передана "в распоряжение НКВД", то есть оказалась преимущественно в лагерях — 272 867 человек (6,5 процента).

— Правда ли, что союзники содержали советских военнопленных в бывших нацистских лагерях, например Дахау?

— Мне об этом ничего не известно, просто не знаю. Возможно, какие-то лагеря использовались как место временного размещения, но надо понимать, что это теперь было не место заключения, а временное место ночлега. Ведь Германия была существенно разрушена в результате массированных бомбардировок, и с размещением больших масс людей были проблемы. Немецкие лагеря "по назначению" активно использовались в советской зоне оккупации, Бухенвальд например. Там содержались нацисты и люди, считавшиеся подозрительными. Я бывал со своими студентами в Заксенхаузене и Бухенвальде: основная экспозиция тамошних музеев посвящена, конечно, годам нацистского террора, но есть и стенды об истории лагеря после разгрома нацизма, когда среди заключенных были и противники советского и восточногерманского "демократического" режима.

Советских репатриантов союзники стремились содержать в приличных условиях, и многие вчерашние узники концлагерей или остарбайтеры были благодарны за такую помощь. Но надо понимать, что Европа того времени была обескровлена войной, экономика и города Германии разрушены, продовольствия в обрез. Самой большой группой беженцев в то время, кстати, были немцы — в общей сложности около 15 млн человек, которых изгнали из Польши, Чехословакии, миллионы бежали с востока на запад. Только представьте себе, что творилось к концу войны: миллионы людей идут с востока на запад, такие же миллионы — с запада на восток. И всех их надо было как-то кормить и возвращать домой! Задача не из легких, но с этим справились.

— В каких условиях содержались англичане и американцы в СССР?

— В хороших. Речь идет о сравнительно небольшой группе: через одесские транзитные лагеря прошло около 3 тысяч англичан и 2,5 тысячи американцев. В качестве помещений для репатриантов были выделены санатории, школы и жилые дома. Снабжались репатрианты по нормам довольствия Красной армии, включая денежное. Всего, кстати, через Одессу было репатриировано около 100 тысяч граждан 35 стран, больше всего французов — около 40 тысяч.

Беседовала Светлана Сухова

Latest Month

January 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel