Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Юрий Сандулов



6 мая 2020 года, в Нью-Йорке, от коронавируса умер Юрий Сандулов, президент научно-исторического общества соотечественников «Северный крест».
Юрий для меня был окном в мир Русского зарубежья. Я навсегда запомнил кладбище в Ново-Дивеево, куда он возил меня со своим коллегой, его восторженные рассказы о новых рукописях, документах ифотографиях, которые он смог найти и опубликовать. Я так ждал, что он ещё много успеет всего сделать и опубликовать, а вот, всё оборвалось в один миг.. . Бесконечно жаль....
О том, чем занимался Юрий и как он спасал документы русской эмиграции- https://youtu.be/_NJT-QR0JWg
Интервью о его деятельности - https://clck.ru/NL4yy
Открытки, выпущенные его обществом "Северный крест"https://clck.ru/NL5NF
Субботники, которые он делал в Монастыре в Ново-Дивеево и где вместе с единомышлениками восстанавливал кресты и надписи и идентифицировал захоронения заново - https://clck.ru/NL5YD
А это само Ново-Дивеево - http://gallery.ru/watch?a=xpZ-couh
Вот, прилагаю запись с видеомоста "Международный день мигранта-2018", где он выступал....Оказалось, это был наш последний разговор...Увы.
https://youtu.be/eGFpUAHTNAc

с 1:46:43


См. о нём: https://migrationmuseum.livejournal.com/29615.html

Юрий Долгорукий как первый мигрант

Комментарий Ведомостям для проекта + 1  . Картинка, конечно, не соответствует действительности, но у журналистов любовь к преувеличениям и дополнениям от себя:)

http://plus-one.vedomosti.ru/blog/yurij-dolgorukij-kak-pervyj-migrant

Юрий Долгорукий как первый мигрант

Дмитрий Полетаев, ведущий научный сотрудник Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, директор Центра миграционных исследований, объясняет, почему Москва всегда будет оставаться городом приезжих

Вся история Москвы — это история взаимоотношений между приезжими и местными. В Москве в центре города стоит памятник Юрию Долгорукому. Фактически это был мигрант, который приехал на московские земли и убил местного боярина Кучку.

Существует несколько категорий москвичей, которые по-разному относятся к мигрантам. Толерантнее всего — коренные жители города. Они пережили в Москве не одну волну мигрантов и привыкли к ним. Москвичи в четвертом, пятом и даже в третьем поколении не чувствуют высокой конкуренции со стороны приезжих. У них сильные социальные связи, свое жилье. Конкуренцию чувствуют те, кто проживает в столице в первом поколении. Вот эти люди испытывают беспокойство по отношению к мигрантам. Они волнуются, сможет ли государство всех обеспечить работой. И это беспокойство усиливается во время экономической нестабильности.

Получается, что москвичи, которые живут в городе 5-10 лет, — сами в недалёком прошлом приезжие — могут претендовать на те же рабочие места, что и только что приехавшие. Мигранты — это для города свежая кровь, которая со временем становится плотью. Они «оседают» и становятся москвичами.

В столице активный рост демонстрирует так называемая сфера заботы: нянечки, домработницы, специалисты по уходу за пожилыми людьми. Объясняется это тем, что жители Москвы, самого богатого города России, могут нанимать себе помощников. В основном на такую работу нанимаются мигранты.

Но конкуренция велика не только в сфере заботы. Наши исследования показывают, что она, к примеру, во время кризиса усиливается в строительстве, и ее не все внешние мигранты могут выдержать. На заработки в Москву и Московскую область приезжают внутренние мигранты — граждане нашей страны из других регионов. Это обостряет конкуренцию.

Москва — город, который нуждается как во внешних, так и во внутренних мигрантах. Если в каком-то месте можно заработать деньги — значит, туда будут приезжать. Москва — притягательный и самый богатый город России. Чем легче легализация мигрантов, тем лучше для государства. Оно будет получать налоги, и должно видеть, какие категории граждан проживают в Москве, кого больше — женщин или мужчин, из каких регионов или стран приехали люди.

Регистрация как реинкарнация системы прописки безнадежно устарела. Она очень тормозит развитие города, создаёт почву для развития теневой экономики: мигранты легализуют свое проживание неформальными методами. И, конечно, это разделяет их с москвичами, отдаляет от нормальной интеграции в Москве.

Подготовила Марья Совина

Живучая фальшивка об эмигрантке, которая подожгла Чикаго


Чикагский пожар 1871 года, бушевавший три дня и почти полностью уничтоживший город, стал главным медиасобытием конца XIX века — по крайней мере, в США. Газеты, сразу же прозвав пожар великим, безостановочно писали о нем на протяжении нескольких месяцев, а о его последствиях — и вовсе до следующего великого пожара в Сан-Франциско в 1906 году. Причины пожара первыми раскрыли тоже газеты, вернее — Chicago Evening Journal, еще за сутки до того, как пожар был потушен, объявившая виновницами катастрофы ирландскую эмигрантку Кэтрин О’Лири и ее корову: «Пожар начался около девяти часов вечера в воскресенье в конюшне, где корова разбила керосиновую лампу, пока хозяйка доила ее».

Американская пресса конца XIX века не стеснялась собственной желтизны: новости постоянно приукрашивали, а иногда и вовсе выдумывали, лишь бы приманить читателей. Это происшествие не стало исключением, даже напротив: учитывая, что в пожаре были уничтожены редакционные помещения всех чикагских газет, местным журналистам, в экстренном порядке выписывавшим печатные станки из соседних городов, было особенно важно оказаться увлекательнее конкурентов. Поэтому, подхватив у Chicago Evening Journal историю про О’Лири, сначала чикагская, а затем и американская пресса быстро разукрасила ее подробностями: корова становилась то бешеной, то замученной, появился муж О’Лири с «тупым выражением лица», а сама 40-летняя продавщица молока Кэтрин О’Лири из свидетельницы несчастного случая превратилась в поджигательницу и старуху с преступным умыслом: «Старая грымза с грязными руками, поклялась отомстить городу, лишившему ее пенсии».

Эмигрантка и католичка, О’Лири была идеальной жертвой, и ее образ менялся в газетах от нелепого до ужасного — в зависимости от того, с какой степенью нетерпимости в редакции относились к эмигрантам и католикам. Полиция и пожарная служба, поддавшись газетному ажиотажу, долго допрашивали О’Лири, ее родственников и соседей и, к вящему неудовольствию чикагцев, так и не смогли определить точную причину пожара: О’Лири утверждала, что во время начала пожара спала, никаких доказательств обратного найдено не было. Городская общественность, впрочем, в вине О’Лири и ее коровы не сомневалась: семью О’Лири выжили из их дома — по иронии, одного из немногих уцелевших — на самую окраину города.

Хотя история о корове-поджигательнице не была единственной газетной сенсацией, порожденной пожаром (также на страницах газет появились истории о погибших младенцах, исчезнувших заключенных, французских коммунистах и чуть ли не инопланетянах), только миф о Кэтрин О’Лири навсегда закрепился в американском фольклоре. То кровожадная, то неловкая эмигрантка и ее несчастная корова раз за разом выжигали Чикаго дотла и в голливудских драмах, и в песнях калифорнийских рокеров, и в картинах Нормана Роквелла, пока в 1997 году Городской совет Чикаго не поставил в этом деле точку, вынеся официальную резолюцию: ни женщина, ни корова в пожаре не виноваты.

6 номинаций на «Оскар» получил фильм «В старом Чикаго» (1938) про семью О’Лири. Актрисе, сыгравшей миссис О’Лири, досталась премия за лучшую роль второго плана. В фильме пожар начинался из-за коровы, опрокидывавшей керосиновую лампу во время отела.

https://www.kommersant.ru/doc/3739770?from=vybor

....об организации подотдела промышленной иммиграции при ВСНХ

http://docs.historyrussia.org/ru/nodes/11934#mode/inspect/page/2/zoom/4 



29 июня. Постановление СТО об организации подотдела
промышленной иммиграции при ВСНХ.

Копия; пометки: Пр. 226, п. 14 || Секретарская;
гербовая печать: Российская Социалист. Федерат. Сов.
Республ. Совет Труда и Обороны. РГАСПИ, ф. 19,
оп. 3, ед.хр. 226, ч. 1, л. 151.

Печатается впервые.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТА ТРУДА И ОБОРОНЫ
ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ПОДОТДЕЛА ПРОМЫШЛЕННОЙ
ИММИГРАЦИИ ПРИ ВЫСШЕМ СОВЕТЕ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА

Согласно постановлению Совета Труда и Обороны от
22 июня с.г. об американской промышленной иммиграции^
Совет Труда и Обороны постановил:

1. При Центральном промышленном отделе Высшего совета
народного хозяйства организуется подотдел промышленной им-миграции,
в задачи которого входит развитие отдельных про-
мышленных предприятий или групп таковых путем сдачи их
иностранным и в частности американским рабочим и индустри-
ально развитым крестьянам на договорных условиях, обеспечи-
вающих им определенную степень хозяйственной автономии,
проводимых в установленном порядке.

2. Подотдел промышленной иммиграции при Высшем совете
народного хозяйства занимается собиранием и разработкой всех
необходимых сведений о заводах, фабриках и других предпри-
ятиях, которые в целях поднятия производительности можно
сдавать организованным группам рабочих из Америки и других
стран, выясняет какого рода производственные группы этих
иностранных рабочих могут быть использованы в этих предпри-
ятиях и устанавливает какого рода материалы, орудия произ-
водства, продовольствие и на какие сроки эти рабочие должны
везти за свой счет в Россию для намеченных предприятий.

3. Ввиду особо важного значения промышленной иммигра-
ции из Америки, подотдел промышленной иммиграции при
Высшем совете народного хозяйства входит в сношения с аме-
риканскими обществами технической помощи Советской России
и приступает немедленно к организации вышеуказанных произ-
водственных групп рабочих в Америке с целью переселения их
в Россию, давая им все необходимые указания как относитель-
но характера предприятия, на которое они приглашаются, так и
относительно вышеуказанных материалов, орудий производства
и продовольствия.

4. Подотдел промышленной иммиграции при Высшем со-
вете народного хозяйства входит от имени Высшего совета
народного хозяйства в установленном порядке в договорные
отношения с этими организованными группами рабочих по
сдаче им на арендных условиях фабрик, заводов и других
предприятий, обеспечивая им определенную степень хозяйст-
венной автономии.

5. Во всех вопросах, касающихся нормирования труда, и
во всех чисто иммиграционных вопросах подотдел промыш-
ленной иммиграции при Высшем совете народного хозяйства
обязан согласовать свою деятельность с Всероссийским цент-
ральным советом профессиональных союзов и Народным ко-
миссариатом труда, которые для этого имеют своих постоянных
предстаителей в подотделе промышленной иммиграции при
Высшем совете народного хозяйства.

Зам. председателя Совета Труда и Обороны

Рыков.

Секретарь Совета Труда и Обороны

Л.Фотиева.

Москва, Кремль.

29 июня 1921 г.

В постановлении СТО от 22 июня об американской промышленной имми-
грации (см. № 103) ВСНХ, по соглашению с ВЦСПС и Наркомтрудом,
было поручено выработать организационные формы и детальные условия регу-
лирования промышленной иммиграции; возглавить выполнение задания было
поручено Л. К. Мартенсу, и его доклад должен был быть заслушан в СТО
через неделю. 29 июня за подписью Мартенса в СТО был направлен проект
публикуемого постановления, который в тот же день был утвержден СТО с
поправками; одновременно подотделу было поручено «выработать детальные
условия иммиграции, указанные в постановлении СТО от 22 июня 1921 г., и
представить через две недели на окончательное утверждение СТО»
(РГАСПИ, ф. 19, оп. 3, ед.хр. 226, ч. 1, л. 4).

Фильм-прогноз 2008 г.: вооружённый контроль над миграцией в ЕС в 2075 г.

Фильм "Прогноз погоды эпохи перемен". Франция. 2008.
Фильм-прогноз, снятый до 2015-2016 гг, когда значительные потоки мигрантов, но не климатических беженцев, как в фильме, а беженцев от войны и экономических мигрантов, стали реальностью для Европы.


"....В декабре 2007 года Межправительственная группа экспертов по изменению климата при ООН получила Нобелевскую премию мира. По мнению экспертов, будущее нашей планеты вызывает тревогу. В основу сценария этого фильма лег разработанный учеными долгосрочный прогноз развития климатической системы Земли."

Следующая волна мышления о городе будет выстроена вокруг миграции, отчуждения и несправедливости

Социолог Вахштайн: "Если город превращается в витрину, то скоро в нее полетят камни"
14 июля 2016 http://www.bbc.com/russian/features-36786791



Парк ГорькогоImage copyrightRIA NOVOSTI
Image captionИюль 2016 года. На лежаках в Парке Горького - публика, которая до реновации парка побаивалась туда заходить

Идеология "хипстерского урбанизма" умирает. Следующая волна мышления о городе будет очень левой, считает социолог Виктор Вахштайн. Она будет выстроена вокруг проблематики неравенства, миграции, отчуждения и несправедливости.

Collapse )

Би-би-си: Мне кажется очень интересной метафора города как сцены, она наводит на определенные размышления, что вот для того, чтобы выйти на эту сцену, нужно обладать какими-то компетенциями. Не получается ли так, что эта сцена лишает возможности выйти на нее многих людей, которые проживают в городе?

В.В.: Ваш вопрос задан из того языка, с которым хипстерский урбанизм долго боролся. Это как раз и есть "левый взгляд на город" - взгляд, который фокусируется на несправедливости городского устройства, отчуждении и недоверии горожан друг другу, вписанной в городскую среду (и оттого незаметной) дискриминации. Сегодня этот язык описаний все более настойчиво заявляет о себе. Ведь что такое город-сцена? Это город настоящего. Город здесь и сейчас. И это понятно: никто не хочет жить в бараках на стройке грандиозного города-сада. Но в ту секунду, когда мы взяли на вооружение метафору Гейла, мы сняли с повестки дня множество важных городских вопросов. Кто те "рабочие сцены", которые собирают декорации, но не пользуются ими? Кто остается за кулисами? Что делать с чудовищной несправедливостью, которая происходит и усиливается, в том числе усиливается самим городским пространством? Левый урбанизм неслучайно постоянно возвращается к теме миграции: идеологам новой публичности нечего ответить на вопрос о "невидимой стороне Москвы".



Я думаю, что следующая волна мышления о городе будет очень левой. Она будет выстроена вокруг проблематики неравенства, миграции, отчуждения, несправедливости. Это будет совсем другой способ говорения. Я не знаю, как он повлияет на городское пространство. Как повлиял хипстерский урбанизм - мы с вами видим, мы находимся в этом пространстве. В принципе, уже сейчас хипстерский урбанизм распадается на два лагеря: те, кто плавно дрейфуют в сторону левацкой риторики (отсюда новая роль стрит-арта и публичного искусства), и те, кому ближе большой модернистский стиль. Люди, которые еще недавно шли одной колонной, сейчас тяготеют либо туда, либо туда. Я убежден, что следующий язык, который победит, - это язык "хардкорной", левацкой городской идеологии. Потому что сцена имеет свойство превращаться в витрину. И если сейчас не обратить внимание на зону "кулис", очень скоро в витрину полетят камни.

Collapse )

"За модернистскую московскую мобильность нам приходится расплачиваться чудовищным отчуждением"

Би-би-си: Если мы посмотрим на Лондон, то увидим, что там есть районы, которые являются центрами притяжения определенных культур, субкультур, ассоциируются с какими-то культурными явлениями. В Москве же такого мы, как правило, не наблюдаем. У нас получается так, что каждый район - одновременно для всех и в то же самое время ни для кого?

В.В.: Это связано с одной очень важной вещью, которая называется "социальная архитектура городского пространства". Лондон - город сообществ, он изначально возникает как пространство сообществ. К этому можно относиться по-разному: лично я не разделяю восторгов своих коллег по поводу самой идеи сообществ. Потому что подлинное сообщество - это не воспетая Джейн Джекобс Гудзон-стрит, это фактически гетто.

Но при этом, тем не менее, надо признать, что многие крупные европейские города - это города, выстраивающие всю свою внутреннюю логику, исходя из того, что у сообществ есть некоторое самопонимание, более или менее ясные границы. Какие к чертовой матери сообщества в Москве? Это город, где две трети людей здесь не родились из тех, кто здесь живет. Это город, где значительная часть населения снимает жилье. Средняя продолжительность съема квартиры в Москве - два-три года. Это гипермобильное население, молодое население.



И отчасти вот эта идея сообществ в Москве не очень сильно приживается просто потому, что старых сообществ не осталось, в крайнем случае - сдали квартиру, уехали на дачу и живут на деньги, которые получают от квартиросъемщиков. А новые, по большому счету, не возникают. Конечно, за эту модернистскую московскую мобильность нам приходится расплачиваться чудовищным отчуждением. И это будет еще одним катализатором скорого "полевения" городской риторики.



Парк ГорькогоImage copyrightRIA NOVOSTI
Image captionИюль 1976 года. Празднование Дня работников торговли в Центральном парке культуры и отдыха имени Горького

В исследовании, которое делают мои коллеги, показан, в частности, такой любопытный факт, что Москва - это город, где родители провожают детей до метро, потому что не доверяют своему району. И просят позвонить им в центре города, потому что доверяют центру. Самое парадоксальное, что большая часть преступлений в Москве происходит в именно центре. По объективным параметрам, это самая небезопасная территория Москвы, но субъективное доверие собственному району отсутствует напрочь. И это только один из примеров. Там есть много сюжетов, связанных с доверием, социальными связями, социальным капиталом и тем, как устроена Москва, как устроена в ней жизнь, насколько здесь безумны темп, ритм и смена декораций, которая происходит с завидной регулярностью.

Би-би-си: Возвращаясь к хипстерскому урбанизму, он может каким-то образом решить эту проблему отсутствия доверия?

В.В.: Это одна из ключевых проблем, и для ее решения у хипстерского урбанизма нет средств. Потому что для хипстерского урбанизма сообщество - это то, что собирается в центре города, когда там проходит условный фестиваль мороженого. Тут нет идеи сообщества, но есть идея публики. Когда хипстерский урбанизм начинает клясться в верности сообществам и кричать: "Все во двор, дворы - наше всё!", чаще всего имеется в виду лишь то, что во дворе будет фестиваль еды. Идея публики - это суррогат идеи сообщества. Отсюда разница в понимании того, что такое общественные пространства.



Когда разговор об "общественных пространствах" ведется на языке хипстерского урбанизма, чаще всего имеются в виду не общественные, а "публичные пространства". Общественное пространство - это пространство солидаризации. Химкинский лес - это общественное пространство. Чистопрудный бульвар в период акции "Оккупай Абай" - это общественное пространство. Проблема Москвы и многих российских городов заключается в том, что здесь сообщества возникают исключительно на волне протеста и в поле протестной мобилизации. А хипстерский урбанизм не возник на волне протеста, он возник в результате того, что сформировалась мощная поколенческая группа людей, которая приехала в этот город 10-15 лет назад и которой надоело чувствовать себя в этом городе как на оккупированной территории.

Именно они, а вовсе не мистические хипстеры были главной движущей силой хипстерского урбанизма и главной его социальной базой. Был дикий приток населения сюда в конце 90-х годов - начале 2000-х, которые за 10 лет сделали карьеру, завели детей, и поняли, что им просто некуда с детьми пойти - город для жизни не предназначен. Самое интересное, что по нашим исследованиям, именно у этой группы сегодня самая сильная московская идентичность - не у тех, кто здесь родился. Те, кто больше всего чувствует себя москвичом в Москве, - это люди, живущие здесь больше 10 лет.


Фильм о трудовых мигрантах из Таджикистана получил две премии “Кинотавра”

http://www.dialog.tj/news/film-o-trudovykh-migrantakh-iz-tadzhikistana-poluchil-dve-premii-kinotavra

Фильм о трудовых мигрантах из Таджикистана получил две премии “Кинотавра”

15.06.2016

chuzhaya rabota

Фильм "Чужая работа” режиссера Дениса Шабаева, повествующего о таджикских мигрантах в России получил две премии кинофестиваля "Кинотавр-2016” в Сочи.

13 июня в Сочи состоялось закрытие русского кинофестиваля «Кинотавр-2016», проходившего в текущем году уже в 27 раз. Лучшим кинорежиссером жюри фестиваля признало Кирилла Серебренникова за картину «Ученик».

Приз за дебют получил Денис Шабаев, снявший документальный фильм «Чужая работа» о трудовых мигрантах из Таджикистана. Данная лента отмечена к тому же призом за операторскую работу.

Это значит, что лучшие фильмы «Кинотавра», включая «Хорошего мальчика», можно будет в скором времени увидеть и на широких экранах. Лучшей артисткой стала Наталья Павленкова, сыгравшая в кинофильме Ивана Твердовского «Зоология».

Премия «Кинотавра» не первая для фильма «Чужая работа». В апреле текущего года данный документальный фильм был удостоен премии «За лучший дебют» Международного кинофестиваля документальных фильмов «Реальный взгляд» в Швейцарии.

Проблема миграции глазами уличных художников в выставке Через границы/Сквозь ограничения.

Международный форум «Культура миграции – миграция культур»


Главной темой нового сезона в Музее уличного искусства станет проблема миграции глазами уличных художников в выставке «Через границы/Сквозь ограничения. Mаргинальное искусство в эпоху миграции».

http://streetartmuseum.ru/events/kultura-migratsii-migratsiya-kultur/

Street Art Museum_Forum_InternetФорум «Культура миграции – миграция культур», созданный при поддержке Генерального консульства Нидерландов и участии The Calvert Forum, призван расширить дискурс и вовлечь в обсуждение этой острой темы других представителей мыслящего класса: дипломатов,  философов, социологов, режиссеров кино, антропологов, культурологов и конечно, художников. Его основными задачами станет осмысление неизбежной интеграции конфронтирующих  культур, поиск диалога с помощью разных форм искусств и попытка задуматься над новой системой координат в происходящих в обществе и культуре процессах.

В роли модератора Форума выступит идеолог и создатель проекта «Открытая библиотека», куратор музея Иосифа Бродского и зампредседатель Российского книжного союза  в Петербурге, Николай Солодников:

«Миграция была бы неважна для всех нас, если бы мы жили на другой планете. Современный мир уже не знает границ. К сожалению ли, к счастью ли?  Но учитывать новые реалии, связанные с переселением целых народов,  мы все вынуждены. Искусство тоже не знает границ. Прекрасная затея – попытаться  обсудить настоящее, сравнить его с прошлым и предположить, что будет завтра. А чем собственно еще может заниматься человек, для которого культура небезразлична?

Считаю  необходимым открытое публичное обсуждение вопросов, которые волнуют сегодня общество.  Наблюдая кризис отсутствия нового инструментария, который позволял бы современным медиа слышать и слушать общество  – такого рода мероприятия становятся важными для всех нас».

Одновременно на двух площадках форума «Пограничная полоса» и «Искусство коммуникации» выступят писатель Захар Прилепин, консул Королевства Нидерланды Ханс Весселинг, руководитель центра по приему мигрантов в Мюнхене Джулия Шмидт-Тиль, продюсер, режиссер и сценарист Всеволод Лисовский,  куратор и антрополог Рафаэль Шактер и другие представители арт-сообщества, науки, власти, общественных организаций, СМИ из России, стран Евросоюза, Африки, Ближнего Востока и Средней Азии.

Финальным аккордом Форума станет специальный показ фильма «Русские евреи» Леонида Парфенова.

СКАЧАТЬ ПРОГРАММУ

Вход свободный при условии регистрации.

Международный форум

«Культура миграции — миграция культур»
Музей уличного искусства, Санкт-Петербург, 14 Мая 2016 г
Организаторы форума: Музей уличного искусства
Генеральное консульство Королевства Нидерланды
При участии: Calvert Forum
Дата и время: 14 мая 2016 года, с 12:00 до 18:00
Место: Санкт-Петербург, Музей уличного искусства (ш. Революции, 84)
Формат: Работа двух параллельных площадок
География участников форума:
Россия, страны Евросоюза, Ближнего Востока и Средней Азии
Концепция форума:
С экологической точки зрения граница — это зона высшей органической интерактивности
и развития, проницаемое, активное пространство, установленное в резком контрасте с тер-
риториально охраняемой, сдерживающей, природы ограничения. Граница, таким образом,
является чертой, но при этом всегда содержит в себе возможность интеграции. Ограни-
чение же, наоборот, явление, в котором доминирует режим сегрегации. В эпоху миграции,
в которой мы сейчас все живём, эти различия приобретают новое значение. Пограничные
территории становятся пространством, в котором контакты между различиями неизбежны,
в котором культурные столкновения являются обязательными. Тем не менее, здесь, так же
пограничные территории становятся активными краем, местами, в которых взаимодействие
может выступать в качестве источника обновления и оживления, местами, в которых тесная
близость разниц может зародить новую форму космополитизма.
Вопросы для обсуждения:
• Проблема миграции как столкновения различных культур: что происходит с культур-
ными границами в условиях глобализации? Как сохранить свою идентичность и ужи-
ваться с другими идентичностями?
• Как принимающие общества изображают мигрантов/Как мигранты изображают свою жизнь
в принимающем обществе (СМИ, литература, фильмы, театр, художественные акции и т.д.)
• Культура и искусство как инструмент интеграции мигрантов в незнакомый контекст,
в новое социокультурное пространство.
streetartmuseum.ru
Время Площадка 1 Площадка 2
«Пограничная полоса» «Искусство коммуникации»
Открытие форума (вступительное слово)
12.00
• Рафаэль Шактер, антрополог, куратор
12.30
• Ханс Весселинг, консул Нидерландов в Санкт-Петербурге
• Дмитрий Зайцев, председатель попечительского совета Музея
Пленарная дискуссия
«Культура миграции: сохранение традиций vs
преодоление границ»
12.30
14.00
Николай Солодников, модератор
• Рафаэль Шактер, антрополог, куратор выставки
«Сrossing Borders»
• Дмитрий Зайцев, председатель попечительского
совета Музея
• Захар Прилепин, писатель
• Александр Секацкий, философ
• Мелани Пост ван Офем, экс-председатель Совета
по искусству и культуре г.Роттердам
• Ольга Вендина, специалист по географии города
14.00
14.30 Обед
Дискуссия 1
«Арт-медиация или арт-сегрегация?»
Александр Иванов, Жоана Монбарон модераторы
• Джеймс Брайдл, художник, участник выставки
14.30
• Филиппо Миннели, художник, участник выставки
16.00
• Игорь Савин, этнолог
• Всеволод Лисовский, театральный режиссер
• Julia Schmitt-Thiel, руководитель центра
• Ольга Житлина, художник
по культурной интеграции мигрантов
Печа-куча сессия арт-проектов
Наталья Федорова, модератор
• Проекты резидентов сезона «Сrossing
Borders» в Музее Уличного искусства:
Eltono, Brad Downey, Jazoo Yang
• Школа языков соседей (Россия, Москва)
• Центр адаптации детей беженцев
(Россия,Москва)
• Документальный фильм «Un autre temps»
(Россия/ Чехия/Франция)
• Арт-инсталляция «Таможенница Кармен»
(Россия, Санкт-Петербург)
• «Transparlingua» (Россия/Норвегия)
• Arts for the city (Россия, Санкт-Петербург)
Дискуссия 2
«Визуальное искусство как инструмент интеграции»
Маша Годованная, модератор
16.00 17.30
• Валерио Винченцо, фотограф, участник выставки
• Роб Пинни, фотограф, участник выставки
• Денис Шабаев, кинорежиссер
• Анна Моисеенко, кинорежиссер
• Ксения Диодорова, фотограф
Закрытие форума
17.30
Спецпоказ документального фильма Леонида Парфенова «Русские евреи»

Россияне в Узбекистане. Владимир Петрович Наливкин

http://mytashkent.uz/2010/05/27/rossiyane-v-uzbekistane-vladimir-petrovich-nalivkin/
http://www.foto.kg/books/page,1,111,125-nalivkin-v-kratkaya-istoriya-kokandskogo-hanstva.html

Владимир Петрович Наливкин родился в Калуге 25 февраля 1852 года в семье военного. В 1871 г. окончил 1-ю военную гимназию в Петербурге, в 1873 г. там же Павловское военное училище (с отличием, в чине хорунжего) и был направ­лен в Оренбург, где служил в конно-артиллерийской бригаде Оренбургского казачьего войска. Но вскоре, видя несправедливости, совершаемые при военных походах, подает в отставку. В 1875 году, находясь в отпуске, В. П. Наливкин провел некоторое время а Саратове, где избран­ницей его сердца стала Мария Владимировна Сартори (1856–1917). Вместе с ней он приезжает в Ташкент. После того, как его ходатайство об отставке было удовлетворено, он перешел на службу в Военно-народное управление на должность помощника Наманганского уезда Ферганской об­ласти. Но уже в 1878 году оставил этот пост, выйдя в отставку в чине штабс-капитана. Тогда же им и его женой было принято неожиданное для окружающих решение остаться в уезде, где они окунулись в жизнь и быт коренного сельско­го населения.

Под явным влиянием народнической идеоло­гии «хождения в народ», проникшей и в среду прогрессивно настроенной части офицерства, Владимир Петрович  избирает местом своего жительства селение Радвак близ Намангана, а за­тем приобретает участок земли и рабочий скот в глухом и небольшом тогда кишлаке Нанай (123 семейства). Обрабатывали этот участок  супруги собственными силами. Они изучали условия жизни узбекского и киргизского дехканства (земледельцев, пастухов, арбакешей, ткачей и других), овладевали узбекским, киргизским, таджикским и арабским языками. Простота, до­ступность, отзывчивость стяжали Наливкиным уважение местного населения, которому они оказывали при случае элементарную медицинскую помощь.

Здесь нельзя не сказать особо о супруге В. На­ливкина – Марии Владимировне. Питомица Вос­питательного общества благородных девиц (Смольного института), светски образованная, она свободно владела французским и немецким языками, любила театр и музыку. Тем не менее, в Среднюю Азию без колебаний пошла вслед за мужем. Как писал биограф В. П. Наливкина Ю. О. Якубовский (отец из­вестного востоковеда А. Ю. Якубовского), надо «наряду со славным именем В. П. Наливкина поставить прекрасный облик его супруги, полный идейного самопожертвования и готовности во имя любви на тяжелый труд, во многом облег­чившей мужу тяжесть непривычного существова­ния... Они вошли в кишлачную жизнь и не только приняли ее внешнюю оболочку, но окунулись в главный смысл ее – трудовую сторону... Он надел узбекский халат, она накрылась паран­джой, и так они прожили не одну-две недели, а шесть лет, с головой погрузившись в гущу жизни.

Наливкины создали уникальный для своего времени (да и сейчас не потерявший историогра­фического значения) труд «Очерк быта женщи­ны оседлого туземного населения Ферганы», изданный в 1886 году в Казани. Как писали авторы в предисловии к книге, они стремились «поделиться... результатами тех на­блюдений, которые удалось произвести, прожив несколько лет среди (сельских жителей) Ферган­ской области, причем, внешняя обстановка нашей жизни была вполне местная (узбекская)». Сами наименования разделов работы Наливкиных говорят о богатстве и разнообразии ее содержания: Краткий очерк Ферганской долины. Религия и духовенство. Жилище и утварь. На­ружность женщины и ее одежда. Характер жен­щины, ее привычки и поведение в отношении окружающих. Беременность и роды. Девушка. Сватовство и брак. Многоженство. Развод. Вдов­ство и смерть женщины. Авторами была освещена и самая сокровен­ная, интимная сторона жизни мусульманской женщины, ее суеверия, развлечения, умственный кругозор и т.д.

По отзыву видного востоковеда Н. И. Веселовского, «в превосходной книге Наливкиных... был представлен не только быт женщины, но и вся жизнь оседлых обитателей Средней Азии», хотя главным для авторов было освещение именно печального положения женщин на мусульман­ском Востоке. Труд Наливкиных, по словам Н. И. Веселовского, – добросовестный, в высшей степени полезный, а главное – образцовый и всегда будет ценным вкладом в науку. По представлению Н.И. Веселовского и других ученых Наливкины были удостоены Большой золотой медали Русского географического общества. Восторженно отозвался на книгу Наливкиных и выдающийся венгерский ориенталист Арминий Вамбери (он прославился своим смелым путешествием по Бухаре под видом дервиша). «Ваш очерк о жизни женщины в Коканде меня тем более поразил, что нет подобного сочине­ния о женщинах-мусульманках... и без всякой лести нарисованная Вами картина должна удов­летворить всякого этнографа». А позднее и ака­демик В. В. Бартольд отметит, что «в изучении жизни оседлых узбеков... до сих пор одиноко стоит труд Наливкиных, которые непосредствен­но изучали жизнь узбеков, живя в кишлаке и по образу жизни, ничем не отличаясь от них».

Так началась плодотворная деятельность Владимира Петровича и как неутомимого туркестановеда – автора многочисленных и ценных публикаций по истории, археологии, этнографии, экономике Уз­бекистана и всей Средней Азии. Переехав в Ташкент, Владимир Петрович стал первым учителем открытой 19 декабря 1884 года русско-туземной школы. А вскоре Владимир Петрович был рекомендован на должность преподавателя местных, языков в Туркестанской учительской семинарии ввиду «его талантливости и редкого знания языка и быта местного населения». В се­минарии В. П. Наливкин вел также курсы исламоведения и истории халифата. Современник (Н. С. Лыкошин) отмечал, что ученики Владимира Петровича «восхищались блестящим ув­лекательным изложением» и тем, как умело он связывал изучение языка с беседами об истории и обычаях народов Средней Азии. Кстати, в числе учеников В. П. Наливкина по семина­рии будут и те, кто впоследствии стал видными знатоками прошлого и настоящего Средней Азии: этнограф М. С. Андреев, археолог-вос­токовед
В. Л. Вяткин, туркестановед П. Е. Кузне­цов.

Авторитет и известность В. П. Наливкина (по словам академика В. В. Бартольда, «едва ли не лучшего знатока быта узбеков из русских») обратили на себя внимание и краевой администрации, и с 1890 по 1895 годы он состоял инспектором народных училищ третьего района Туркестанско­го края (Сырдарьинской, Ферганской и Самар­кандской областей). Ему принадлежало обстоя­тельное описание действующих в этих областях медресе, мактабов, корихона. Он ратовал за то, чтобы реформировать учебные процессы в мед­ресе: составить учебник арабской грамматики на узбекском языке, перевести на узбекский язык необходимые пособия по мусульманскому праву и богословию, вести преподавание на родном языке, а не по арабским и персидским учебни­кам средних веков, открыть при медресе курсы русского языка. Приветствовал Владимир Петрович и появление в крае так называемых новометодных школ. Исключительной заслугой В. П. Наливкина яви­лось составление им высокопрофессиональ­ных учебных пособий – узбекско-русских, русско-узбекских и других словарей, долгое время для очень многих служивших под­спорьем в изучении узбекского, персидского и других языков, как при самостоятельном обучении, так и в учебных заведениях «Азбу­ка для русско-мусульманских школ оседлого населения Туркестанского края», «Руководст­во к практическому изучению сартовского язы­ка», «Список мужских и женских имен, наиболее употребительных у оседлого мусульманского на­селения Туркестанского края» и другие). При этом, если тогда в центре внимания со­ставителей словарей находился преимущест­венно узбекский язык городского населения, то счастливым исключением стал изданный В. П. Наливкиным и русско-сартовский, и сартовско-русский словарь общеупотребительных слов с приложением грамматики по наречи­ям Наманганского уезда. Этому «лучшему из узбекских словарей» (слова крупного филолога-тюрколога К. К. Юдахина) сопутствовала также составленная М. В. Наливкиной «Грамматика уз­бекского языка андижанского наречия» – пер­вый грамматический очерк диалектов узбек­ского языка. Отрадно, что словари Наливкиных служили вспомогательным справочным материа­лом выдающемуся языковеду академику В. В. Радлову и использовались в таком солид­ном учебном заведении, как Лазаревский инсти­тут восточных языков в Москве. По мнению известного лингвиста И. А. Киссена, словари В. П. Наливкина «и до сего времени не потеряли своего значения, так как являются наи­более подходящими пособиями для изучения дореволюционного узбекского языка», и осо­бенно живой разговорной речи населения кишлаков и городов, в которых В. П. Наливкин жил и работал. В 1867 году В. П. Наливкин составил программу «Уроков узбекского языка для желающих рус­ских, преимущественно служащих лиц» и вел занятия на курсах.

Большой интерес и внимание вызвала сводная работа В. П. Наливкина «Краткая история Кокандского ханства». В 1889 году она была издана также Парижской школой живых восточных язы­ков в переводе на французский язык А. Дозона. Этот труд вызвал и критические замечания специалистов-востоковедов, отмечавших несо­вершенство приемов работы автора над восточ­ными рукописями и пробелы в освещении исто­риографии вопроса. Тем не менее, то была единственная и по сей день не потерявшая научного значения работа, являвшаяся «полезным приоб­ретением для истории Средней Азии».

Перу Владимира Петровича принадлежали обстоятельные труды по вопросам народного образования; «Положение вакуфного дела в Туркестанском крае», «Конспект лекций по истории ислама и мусульманскому праву», «Что дает среднеази­атская школа в общеобразовательном и воспита­тельном отношениях» и другие. В. П. Наливкин выполнял также поручение властей по обследованию сыпучих песков в Кокандском уезде для изыскания способов борьбы с ними. И в этой, казалось бы, не свойственной ему роли, Владимир Петрович преуспел. В 1887 году из печати вышла его большая книга «Опыт исследо­вания песков Ферганской области», которую специалисты по достоинству оценили как един­ственную в то время работу по этой теме, особо отметив, что В. П. Наливкин стал первым, кто обратил внимание на существование в песках так называ­емого «влажного ядра» барханов, нашел термин «висячий влажный горизонт» песка и дал ему точную характеристику.

Говоря словами Ромена Роллана, такие, как Наливкин, «не вторгались в политику, но полити­ка приходила и вторгалась в них». И как мы уви­дим дальше, с этим будут связаны как отрадные, так и трагические страницы жизни Наливкина.

В 1907 году последовало избрание В. П. Наливкина депутатом II Государственной Думы от Турке­стана. Февральскую буржуазно-демократическую революцию 1917 года, свержение самодержа­вия, пробуждение масс В. П. Наливкин встретил безо­говорочно и восторженно. 1 (14) ноября и в Ташкенте победило вооруженное восстание, с конца 1917 до вес­ны 1918 года осуществлялся период власти ре­волюционным Советам. В. Наливкин тяжело и мучительно переживал происходившее. На чьей стороне правда, что породило его колебании и ошибки? Почему он был обре­чен на общественное одиночество, ведь многие годы служил интересам простых неимущих лю­дей.

Утром 20 ян­варя Владимир Петрович незаметно вышел из дома. Придя на кладбище, где была похоронена в ноябре 1917 года Мария Владимировна, он выстрелом из револьвера покончил с собой вблизи могилы жены. В его фуражке была найдена записка, в которой он просил никого не винить в его смерти, и писал, «чтобы похороны были скром­ными, пролетарскими и гражданскими, так как я давно уже не принадлежу ни к какой религии».

Так не стало человека, чье имя неотделимо от истории Средней Азии конца XIX – начала XX века.

Литература: Лунин Б. Еще одна замечательная жизнь. – Звезда Востока,
№9, 1990.
http://yandex.ru/clck/jsredir?from=yandex.ru%3Bsearch%2F%3Bweb%3B%3B&text=&etext=823.cKscIQbgaWkNzmqf8temhKt0dtjZ4f75zaOkoihU0yjc4YUvnuytrVESWiSHiwQmMnCu-9mNvWqHY1aiNTm04LDQbliuZ87AcPcUy1J0GkQYX9F8Mv1GbgsPhnaFr3pJ.338ea4d8e4b73831d3b86e2e901291d144876e76&url=http%3A%2F%2FCyberLeninka.ru%2Farticle%2Fn%2Fv-p-nalivkin-esche-odna-zamechatelnaya-zhizn.pdf&uuid=&state=PEtFfuTeVD5kpHnK9lio9T6U0%2BimFY5IWwl6BSUGTYmzqOeTLpgtuNwwv21bzymu2FZ93wygGmE%3D&data=&b64e=3&sign=0930f228e02ec3b3ff5393f8aa7d6d2f&keyno=0&cst=AiuY0DBWFJ5fN_r-AEszk2Z2uqjC5cvebHyBuVaqy_DI1br-5P1DRGT8PIhGEmLfxZZtjO8wIOm_-BOpSPBwgakON9BtNVFl8okRH0ri-B383rtT93eL0IiU7PLBvnhAWFmgUj7wYcO9o44gSulx5Kr_svgMANhnnWHs40qDT2G3-r1934WV24Ge2X6RKXt8Lc0DwbXdPr-UI34Mn-J_WpqN1soQlaO3u4IRRkSFyI7rnIdjkpe-fExu2Y9CPeu_Hn1zJjTODR8lau6YSaNhq531XImuaiKEuN8v9vkVfudaICkn6TcAv1OQ35j_XcrX7uDowN43CR0gvlqqWv-mVbPykNUTdK4U7grm2UUdKwm4zFLFKnYYQWdwYCCxQ8YYmEQK1scGy8nsqjfaMFMXhnSS0_KQuBVuYhf4ZYT-HJQQCLMd7aSe0nMWH6Z7_7cyaD3ptAnVamoez9jxIlxG_D-6x-SBu-EV-3aC_SBzUpCD5WZgUrktexcbdxQaiXzqc_Ed0eOic4k&ref=cM777e4sMOAycdZhdUbYHpMQ80108_UCL0-v-X5vu9Oz2eROimXXU--Ibdsp53qJJ4rJ0CyrUMKtJTpcEb13Jttflf4OlEQOCq8oLzcAfuRxzrHBA7nQmNvp0L7BxV04-iDFIjx1sPFdP1_Kegbt1wR6XLNOB22_oHJBzJ1r2GCHgMab-BfqE5bE_dZDL_NuEh-tDdkkLZ7h-hIZz2Xc13Psk5gUgFBlaB-4K18toeirPwGI-o3HUdQqUYvPoy8t1WAJnmDQgIWzzvzRAa_r9eZCckFRK001w1RnTHS-z7ITJBeEN57K6f6yfSs865bOnUrXUFh-pCf06rjBgjMDZ3xgzLRhSkqsQ1zWEAqtSAZK3KRU5EARsaV3ci3IJ4Vyw9Tu4_RNZMmQypnwczCtYpEu_I3ynB5qtNVenwpfCYb27TUDbTHybBNJaCm-ygoLk4Bvdfa0yt0B65i9T7YgWjFkec02hlca9naFxOzhnhY&l10n=ru&cts=1443259715696&mc=4.42091452195184

Северная экспедиция. Часть 1. Котлас: краеведческий музей и кладбище репрессированных на Макарихе.

Русские, поляки, немцы, белорусы, украинцы и многие, многие другие люди разных национальностей пострадали в сталинское время от репрессий.  Их жизни, перемолотые авторитарной системой, окончились вдали от их родных земель и  краёв.
В результате поездки в Котлас и Сольвычегодск наш Проект "Музей истории миграции" обогатился новыми данными.  Удалось записать уникальные  видео о местах памяти  о принудительных миграциях во времена СССР на Севере  России.

Эта поездка стала возможной благодаря Ирине Андреевне Дубровиной. Вот она на фото в Краеведческом музее г. Котлас.

Предлагаем Вам посмотреть эти видео.
Сегодня - первая часть видео: краеведческий музей в Котласе  и кладбище репрессированных в Котласе, "на Макарихе".

Котлас. Краеведческий музей.Экспозиция о сталинских репрессиях.


http://youtu.be/oydMiREi74g и продолжение здесь - http://youtu.be/RFWxLFLl5fk, здесь  - http://youtu.be/Qvp2DFdSZFE, здесь - http://youtu.be/l-lsi8EipPA .

Котлас. Кладбище жертв репрессий на Макарихе.

http://youtu.be/wH606ta4nss продолжение здесь: http://youtu.be/sieCn-djic0 , http://youtu.be/G18lLMGMNcw, http://youtu.be/4SGG8LUV81Y, http://youtu.be/aQFItgwrfgE , http://youtu.be/-T4JCLW1zPM , http://youtu.be/XbZX-AwTPxY , http://youtu.be/NS9eB9xnnRM , http://youtu.be/GxiNxLEFv14 , http://youtu.be/WAlHlFaNnGI